Кассационное определение Ростовского областного суда от 02.04.2012 по делу N 33-3579

РОСТОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 апреля 2012 г. по делу N 33-3579

Судья: Ляшова А.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда в составе

Председательствующего судьи Корниловой Т.Г.

судей: Григорьева Д.Н., Монмарь Д.В.

при секретаре Р.

рассмотрев в судебном заседании по докладу судьи Григорьева Д.Н. дело по кассационным жалобам АКБ “Московский банк Реконструкции и Развития”, ООО “Межколлекторское агентство по сбору платежей” на решение Ворошиловского районного суда г. Ростова-на-Дону 16.12.2011 г.,

установила:

АКБ “Московский банк Реконструкции и Развития” обратился с иском к П.Е., С.Д., С.Н.Н. о взыскании задолженности по кредитному договору.

В обоснование заявленных требований Банк указал, что 05.10.2009 г. между АКБ “МБРР” был заключен кредитный договор N 3423 с П.Е. о предоставлении кредита в сумме ***** рублей на срок 12 месяцев, под 25% годовых. В целях обеспечения выданного кредита 05.10.2009 г. между Банком с одной стороны и С.Д., С.Н.Н. с другой стороны заключены договоры поручительства N 3423П/1-1 и N 3423/П-2 соответственно.

Согласно условий кредитного договора, П.Е. обязана была ежемесячно производить платежи по кредиту и процентам, однако ответчик свои обязательства по договору не выполняет, кредит и проценты за пользование денежными средствами не выплачивает, в связи, с чем образовалась задолженность в сумме 292 148 рублей 10 копеек, состоящая из суммы просроченного основного долга – ****** рублей, суммы просроченных процентов – ******, суммы пени по просроченным процентам и основному долгу – ******, которые Банк просит взыскать.

П.Е., С.Д., С.Н.Н. обратились в суд с иском к Ростовскому филиалу АКБ “Московский Банк Реконструкции и Развития”, ООО “Межколлекторское агентство по сбору платежей” и с учетом уточнений просили суд: признать ничтожным дополнительное соглашение к кредитному договору N 59-П от 18 мая 2007 г. заключенное 17.06.2008 г. между Ростовским Филиалом АКБ “Московский Банк Реконструкции и Развития” и П.Е.; взыскать в пользу П.Е. с ответчика излишне уплаченные по кредитному договору N 59-П от 18.05.2007 г. денежные средства в сумме ******* рублей, а также проценты за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания в сумме 98 *****; признать ничтожными договор поручительства N 59-П/П-1 от 12.10.2009 г. заключенный между Ростовским Филиалом АКБ “Московский Банк Реконструкции и Развития” и С.Д., и договор поручительства N 59-П/П-2 от 12.10.2009 года между Ростовским Филиалом АКБ “Московский Банк Реконструкции и Развития” и С.Н.Н., а также договор залога автотранспортного средства N 59-П/З-З между Ростовским Филиалом АКБ “Московский Банк Реконструкции и Развития” и С.Д.; обязать ООО “Межрегиональное коллекторское агентство по сбору платежей” вернуть собственнику транспортного средства VOLVO VNM, 2002 года выпуска, ****** С.Д. незаконно удерживаемый паспорт данного транспортного средства N ******; признать недействительными кредитный договор N 3423 от 05.10.2009 г. между Ростовским Филиалом АКБ “Московский Банк Реконструкции и Развития” и П.Е. как сделку, совершенную под влиянием обмана, а также договора поручительства N 3423/П-1 и N 3423/П-2 от 05.10.2009 г. между Ростовским Филиалом АКБ “Московский Банк Реконструкции и Развития” и С.Д. и С.Н.Н. в связи с недействительностью основного обязательства; взыскать с ответчиков в пользу истца П.Е., в возмещение расходов на оплату государственной пошлины в размере ******.

В обоснование заявленных требований истцы указали, что 18.05.2007 года между Ростовским филиалом АКБ “Московский Банк Реконструкции и Развития” и П.С. был заключен кредитный договор N 59-П, согласно которому последний получил от банка кредит в сумме ****** рублей на срок до 18.05.2011 года.

Возврат кредита был обеспечен договором поручительства N 59-П от 18.05.2007 г., заключенным между Банком и супругой заемщика – П.Е., а также договором залога автотранспортного средства N 59-П/3-2 от 18.05.2007 года, предметом которого явился принадлежащий заемщику П.С. грузовой тягач VOLVO VNM, 2002 года выпуска, VIN *****.

24.07.2007 года заемщик П.С. погиб в результате ДТП. 24.04.2008 г. супруга умершего – П.Е. и его несовершеннолетний сын П.Р. 2003 г.р., в равных долях приняли наследство.

Согласно заключению Автомобильной Независимой Экспертизы Ростовского регионального отделения BOA N 23н от 22.04.2008 г. стоимость автомобиля VOLVO VNM, 2002 года выпуска составила ****** рублей.

Размер наследуемой ? доли автомобиля, с учетом вычета супружеской доли, составил ****** рублей.

В соответствии с заключением Автомобильной Независимой Экспертизы Ростовского регионального отделения BOA N 80н от 15.10.2008 г. стоимость утилизированных остатков автомобиля ВАЗ 21101, составила ****** рублей, размер наследуемой ? доли автомобиля соответственно составил ***** рублей.

Таким образом, наследниками было принято имущество, за вычетом супружеской доли, стоимостью ****** рублей.

Истцы также указали, что 17.06.2008 г. представители Банка ввели П.Е. в заблуждение, пояснив, что после смерти супруга она в полном объеме несет ответственность по его обязательствам по кредитному договору N 59-П от 18.05.2007 г., и склонили ее к подписанию дополнительного соглашения, по условиям которого, она приняла на себя в полном объеме обязательства наследодателя.

Истцы считают, что данное соглашение является ничтожным.

Истцы также полагают, что договор поручительства N 59-П от 18.05.2007 г., заключенный между банком и П.Е. прекратил свое действие 24.07.2007 года, – после смерти заемщика П.С. Поскольку поручитель П.Е. является наследником заемщика, то несет ответственность перед кредиторами умершего в пределах стоимости унаследованного имущества.

По мнению истцов, договор залога автотранспортного средства N 59-П/3-2 от 18.05.2007 г., предметом которого являлся принадлежащий заемщику П.С. грузовой тягач VOLVO VNM, прекратил свое действие после принятия наследства, так как принадлежащая залогодателю П.С. ? доля в праве совместной собственности супругов на указанный автомобиль полностью включена в состав наследства, принятого его наследниками, П.Е. и П.Р.

Требований об обращении взыскания на залоговое имущество до момента вступления в наследство Банк не предъявлял.

Однако, будучи введенной в заблуждение относительно размера ответственности наследников по кредитному договору N 59-П от 18.05.2007 г., П.Е. с момента смерти супруга, то есть с 24.07.2007 г. в целях погашения кредиторской задолженности, внесла в Банк ****** рублей на ранее открытый банком счет N *****.

Истцы указали, что по состоянию на 25.08.2008 г. П.Е. на счет N ***** в АКБ “Московский Банк Реконструкции и Развития” было внесено ****** рублей, и полагают, что с этого момента задолженность наследников умершего заемщика П.С. по кредитному договору N 59-П от 18.05.2007 г. полностью погашена.

Истцы считают, что с 25.08.2008 года по настоящее время, в результате незаконных действий Банка, наследниками умершего заемщика П.С., были излишне уплачены ****** рублей. Банк обязан возвратить сумму неосновательного обогащения и уплатить начисленные на нее проценты за пользование чужими денежными средствами с 25.08.2008 года по настоящее время.

Также указали, что 05.10.2009 г. П.Е., пребывая в заблуждении относительно объема ответственности наследников по обязательствам наследодателя, полагая, что ее обязательства по кредитному договору N 59-П от 18.05.2007 г. не исполнены, не имея возможности выплачивать банку денежные средства, воспользовалась предложением представителей Банка и с целью погашения указанной задолженности заключила кредитный договор N 3423 от 05.10.2009 г., получив кредит в сумме ****** рублей. Денежные средства в полном объеме одновременно с выдачей кредита были зачислены банком в счет погашения задолженности по кредитному договору N 59-П от 18.05.2007 г., обязательства наследников по которому были выполнены в полном объеме еще 25.08.2008 г.

05.10.2009 г. в целях обеспечения возврата кредита, полученного П.Е. по кредитному договору N 3423, Банком заключены договоры поручительства N 3423/П-1 и N 3423/П-2 со С.Д. и С.Н.Н.

Истцы полагают, что данные сделки также являются недействительными, поскольку заключены в обеспечение не существующего обязательства.

Кроме того, 12.10.2009 г. Банком заключены договора поручительства N 59-П/П-1, и N 59-П/П-2 со С.Д. и С.Н.Н., а также договор залога транспортного средства N 59-П/З-З в обеспечение обязательств по кредитному договору N 59-П от 18.05.2007 г. и дополнительному соглашению Банка и П.Е.

Полагают, что обязательства по кредитному договору N 59-П от 18.05.2007 г. прекращены 25.08.2008 г. в момент выплаты наследниками умершего заемщика П.С. кредиторской задолженности в пределах стоимости наследственного имущества.

Истцы считают, что договорами поручительства N 59-П/П-1, и N 59-П/П-2 со С.Д. и С.Н.Н., а также договором залога транспортного средства N 59-П/З-З обеспечены не существующие обязательства, и данные сделки являются ничтожными, а паспорт транспортного средства, принадлежащий С.Д., удерживается ООО “МКАСП” незаконно.

ООО “Межколлекторское агентство по сбору платежей” (далее ООО “МКАСП”) обратилось с иском к П.Е., П.Р., С.Д. о взыскании задолженности по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество. В обосновании заявленных требований Общество указало, что 18.05.2007 г. между АКБ “МБРР” (ОАО) и П.С. был заключен кредитный договор N 59-П на сумму ****** рублей сроком возврата 18.05.2011 г. с процентной ставкой 18% годовых.

В обеспечение исполнения обязательств по указанному кредитному договору между Банком и П.Е. был заключен договор поручительства N 59-П от 18.05.2007 г. и с П.С. заключен договор залога автотранспортного средства от 18.05.2007 г. N 59/n/3-2-VOLVO VNM – грузовой тягач седельный, идентификационный номер (VIN) ****, 2002 года выпуска, ПТС – *****.

Заемщик П.С. умер 24.07.2007 г.

24.04.2008 г. супруга умершего П.Е. и несовершеннолетний сын П.Р. в равных долях приняли наследство, состоящее из указанного выше автомобиля VOLVO.

Дополнительным соглашением от 20.05.2008 г. к кредитному договору N 59-П от 18.05.2007 г., заключенным между банком и П.Е. действующей так же в качестве законного представителя несовершеннолетнего П.Р., предусмотрено, что П.Е. принимает на себя обязательства по кредитному договору N 59-П от 18.05.2007 г. в полном объеме.

Истец полагает, что 05.10.2009 г. П.Е. продала залоговое транспортное средство С.Д., без согласия залогодателя, что противоречит п. 2 ст. 346 ГК РФ.

По мнению истца, С.Д. становится на место залогодателя, и несет все обязанности по договору залога.

В 29.08.2008 г. между АКБ “МБРР” и ООО “Национальное агентство по сбору платежей” заключен договор уступки прав (цессии) по кредитному договору от 18.05.2007 г. N 59-11.

29.08.2008 г. между ООО “Национальное агентство по сбору платежей” и ООО “Альт” был заключен договор уступки прав (цессии) по кредитному договору от 18.05.2007 г. N 59-П.

11.09.2008 г. между ООО “Альт” и ООО “Межрегиональное коллекторское агентство по сбору платежей” был заключен договор уступки прав (цессии) по кредитному договору от 18.05.2007 года N 59-П, в соответствии с которым права (требования) по обязательствам, вытекающим из кредитных договоров и договоров поручительства/залога, переходят от цедента цессионарию в объемах и на условиях, существовавших на 29.08.2008 г. в соответствии с Приложением N 1 договора, куда вошли и обязательства по указанному выше кредитному договору.

По состоянию на 17.08.2010 г. задолженность ответчика по кредитному договору, составляет ******, в том числе: ****** – задолженность по основному долгу, ***** – задолженность по уплате процентов, ******* – пеня по просроченным процентам и основному долгу.

С учетом уточнений просил суд взыскать в солидарном порядке с П.Е., П.Р. в пользу ООО “Межрегиональное коллекторское агентство по сбору платежей”, в пределах стоимости перешедшего наследственного имущества задолженность по кредитному договору от 18.05.2007 г. N 59-П в сумме ******, взыскать с П.Е. в пользу ООО “Межрегиональное коллекторское агентство по сбору платежей” задолженность по кредитному договору от 18.05.2007 г. N 59-П на основании дополнительного соглашения от 20.05.2008 г. в размере ***** в том числе: ****** – задолженность по основному долгу, ***** – задолженность по процентам, 23 ***** – пеня по просроченным процентам и основному долгу; обратить взыскание на заложенное имущество – транспортное средство: VOLVO VNM – грузовой тягач седельный, 2002 года выпуска, оранжевого цвета, ПТС – ***** выданный 20.02.2007 г. Калининградской таможней, принадлежащее С.Д., путем реализации с торгов.

Определением Ворошиловского районного суда г. Ростова-на-Дону от 14 января 2011 г. и Определением Ворошиловского районного суда г. Ростова-на-Дону от 04 марта 2011 г. гражданские дела по иску АКБ “Московский Банк Реконструкции и Развития” в лице филиала АКБ “Московский Банк Реконструкции и Развития” в г. Ростове-на-Дону к П.Е., С.Д., С.Н.Н. о взыскании солидарно задолженности по кредитному договору; по иску П.Е., С.Д., С.Н.Н. к Ростовскому филиалу АКБ “Московский Банк Реконструкции и Развития”, ООО “Межколлекторское агентство по сбору платежей” о признании кредитного договора, дополнительное соглашение к кредитному договору, договора поручительства, договора о залоге автотранспортного средства ничтожными, взыскании денежных средств; по иску ООО “Межрегиональное коллекторское агентство по сбору платежей” к П.Е., П.Р. в лице законного представителя П.Е., С.Д. о взыскании задолженности по кредитному договору и об обращении взыскания на заложенное имущество объединены в одно производство.

Решением Ворошиловского районного суда г. Ростова-на-Дону 12.05.2010 г. удовлетворены требования АК “Московский Банк Реконструкции и Развития”.

Исковые требования П.Е., С.Д., С.Н.Н. удовлетворены частично. Суд признал ничтожным дополнительное соглашение к кредитному договору N 59-Пот 18.05.2007 г. заключенное между Банком и П.Е.; взыскал с АК “Московский Банк Реконструкции и Развития” в пользу П.Е. денежные средства уплаченные по кредитному договору N 59-П от 18.05.2007 г. в сумме ****** рублей и проценты за пользование чужими денежными средствами в размере ***** рублей. Признал недействительными договоры поручительства N 59-П/П-1 от 12.10.2009 г. заключенный между Банком и С.Д., и договор поручительства N 59-П/П-2 от 12.10.2009 года между Банком и С.Н.Н. Признал недействительным договор залога автотранспортного средства N 59-П/З-З между Банком и С.Д.; обязал ООО “Межрегиональное коллекторское агентство по сбору платежей” вернуть С.Д. паспорт данного транспортного средства N ***** на автомобиль VOLVO.

В удовлетворении остальной части иска отказал.

Исковые требования ООО “Межрегиональное коллекторское агентство по сбору платежей” оставлены без удовлетворения.

Определением судебной коллегии Ростовского областного суда от 04.08.2011 г. решение Ворошиловского районного суда г. Ростова-на-Дону 12.05.2010 г. отменено, дело возвращено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела Решением Ворошиловского районного суда г. Ростова-на-Дону 16.12.2011 г. исковые требования П.Е., С.Д., С.Н.Н. к Ростовскому филиалу АК “Московский Банк Реконструкции и Развития”, ООО “Межколлекторское агентство по сбору платежей” удовлетворены в полном объеме.

В удовлетворении исковых требований ООО “Межрегиональное коллекторское агентство по сбору платежей” к П.Е., П.Р., С.Д. о взыскании задолженности по кредитному договору от 18.05.2007 года N 59-П и об обращении взыскания на заложенное имущество отказано.

В удовлетворении исковых требований Акционерного Коммерческого Банка “Московский Банк Реконструкции и Развития” в лице филиала Акционерного Коммерческого Банка “Московский Банк Реконструкции и Развития” в г. Ростове-на-Дону к П.Е., С.Д., С.Н.Н. о взыскании солидарно задолженности по кредитному договору отказано.

В кассационной жалобе АКБ “Московский банк Реконструкции и Развития” просит отменить решение суда в части отказа в удовлетворении иска АКБ “МБРР” (ОАО) к П.Е., С.Д., С.Н.Н. о взыскании солидарно задолженности по кредитному договору N 3423 от 05.10.2009 г.; и удовлетворения иска П.Е., С.Д., С.Н.А. к АКБ “МБРР” (ОАО) в лице Филиала АКБ “МБРР” (ОАО) в г. Ростове-на-Дону.

В качестве доводов жалобы кассатор сослался на фактические обстоятельства дела и указал, что кредитный договор 05.10.2009 г., как и договоры поручительства заключены сторонами добровольно, с соблюдением требований ст. 421 ГК РФ содержащей положение о свободе договора. Полагает, что П.Е. не представлено доказательств наличия у нее заблуждения в отношении указанного кредитного договора.

Кроме того считает, что обязательства по кредитному договору от 18.05.2007 г. не прекращены в силу договора поручительства и дополнительного соглашения заключенного Банком и П.Е. в соответствии с которым, последняя приняла на себя все обязательства по данному кредитному договору.

Взыскание денежных средств в сумме ****** рублей с Банка считает необоснованным, поскольку указанные денежные средства были перечислены в ООО “МКАПС”, что подтверждается платежными документами.

В кассационной жалобе ООО “Межколлекторское агентство по сбору платежей” просит отменить решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований ООО “МКАСП” к П.Е., С.Д. о взыскании задолженности по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество и удовлетворения исковых требований П.Е., С.Д., С.Н.Н. к ООО “МКАСП” о понуждении вернуть паспорт транспортного средства.

В качестве доводов Общество указало, что обязательства по кредитному договору от 18.05.2007 г. не прекращены в силу договора поручительства и дополнительного соглашения заключенного Банком и П.Е. в соответствии с которым, П.Е. приняла на себя все обязательства по указанному кредитному договору. Так же полагает, что не прекращены обязательства по договору залога транспортного средства. Залоговое транспортное средство было продано 05.10.2009 г. С.Д. без согласия залогодержателя Банка

Выслушав пояснения П.Е., ее представителя, представляющего так же интересы С.Д. и С.Н.Н., представителя Ростовского филиала Акционерного Коммерческого Банка “Московский Банк Реконструкции и Развития” и ООО “МКАСП”, обсудив доводы кассационных жалоб, ознакомившись с материалами дела, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Принимая решение по делу, суд установил, что 18.05.2007 г. между Ростовским филиалом Акционерного Коммерческого Банка “Московский Банк Реконструкции и Развития” и П.С. был заключен кредитный договор N 59-П. По данному кредитному договору П.С., получил от банка кредит в сумме ***** рублей на срок до 18.05.2011 года.

Возврат кредита был обеспечен договором поручительства N 59-П от 18.05.2007 года, между Банком и супругой заемщика П.Е., а также договором залога автотранспортного средства N 59-П/3-2 от 18.05.2007 года, предметом которого явился принадлежащий заемщику П.С. – грузовой тягач VOLVO VNM, 2002 года выпуска.

24.07.2007 г. П.С. погиб в результате ДТП.

24.04.2008 г. супруга умершего – П.Е. и его несовершеннолетний сын П.Р., <…> года рождения, приняли наследство в равных долях.

В состав наследства, с учетом вычета супружеской доли, вошла ? доля в праве собственности на автомобиль VOLVO VNM, и ? доля в праве собственности на автомобиль ВАЗ 21101.

Судом установлено, что наследниками было принято имущество стоимостью ***** рублей.

В силу пункта 4 статьи 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

Согласно пункту 1 статьи 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

В силу пункта 1 статьи 418 ГК РФ обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника. Из данной правовой нормы следует, что смерть должника влечет прекращение обязательства, если только обязанность его исполнения не переходит в порядке правопреемства к наследникам должника или иным лицам, указанным в законе.

Согласно п. 1 ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

В силу статьи 1175 ГК РФ каждый из наследников, принявший наследство, отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. Кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам. До принятия наследства требования кредиторов могут быть предъявлены к наследственному имуществу.

Таким образом, наследник должника при условии принятия им наследства становится должником перед кредитором в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

При указанных обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что дополнительное соглашение от 20.05.2008 г. к кредитному договору N 59-П от 18.05.2007 г., заключенное между Банком и П.Е. противоречит нормам Гражданского законодательства РФ и является ничтожным, поскольку, после смерти заемщика П.С., его обязательства, как и обязательства П.Е. по договору поручительства N 59-П от 18.05.2007 года прекращены.

Так же судом установлено, что по кредитному договору N 59-П от 18.05.2007 г. П.Е. с момента смерти супруга – 24.07.2007 г., в целях погашения кредиторской задолженности, внесла ***** рублей на ранее открытый Банком счет. По состоянию на 25.08.2008 года П.Е. на указанный счет N ***** в АКБ “Московский Банк Реконструкции и Развития” было внесено ***** рублей, в связи, с чем задолженность наследников умершего заемщика П.С. перед Банком по кредитному договору N 59-П от 18.05.2007 года полностью погашена.

Суд установил, что с момента прекращения обязательств по кредитному договору N 59-П от 18.05.2007 года П.Е. в пользу Банка были излишне выплачены ***** рублей.

Таким образом, Банк без установленных законом оснований приобрел принадлежащие П.Е. денежные средства и обязан возвратить сумму неосновательного обогащения и уплатить начисленные на нее проценты за пользование чужими денежными средствами с 25 августа 2008 года по настоящее время.

Помимо обстоятельств установленных выше, суд указал, что несмотря на заключенный 29.08.2008 г. между АКБ “МБРР” и ООО “Национальное агентство по сбору платежей” договор уступки прав (цессии) по кредитному договору от 18.05.2007 г. N 59-11, Банком 12.10.2009 г., в обеспечении того же обязательства, заключены договоры поручительства N 59-П/П-1, и N 59-П/П-2 со С.Д. и С.Н.Н., а также договор залога транспортного средства N 59-П/З-З.

Исходя из условий данных договоров поручительства, С.Д. и С.Н.Н. приняли на себя обязательства солидарно с заемщиком П.Е. отвечать перед Банком за исполнение последней обязательств по кредитному договору N 59-П от 18.05.2007 года.

По договору залога автотранспортного средства N 59-П/З-З от 12.10.2009 года С.Д. в обеспечение обязательств умершего в 2007 г. заемщика П.С. по кредитному договору N 59-П от 18.05.2007 года предоставил в качестве предмета залога, залогодержателю – Банку, принадлежащую ему на праве собственности автомашину.

Суд пришел к выводу о том, что договорами поручительства N 59-П/П-1, и N 59-П/П-2 со С.Д. и С.Н.Н., а также договором залога транспортного средства N 59-П/З-З обеспечены не существующие обязательства, и данные сделки являются ничтожными, а паспорт транспортного средства, принадлежащий С.Д., удерживается ООО “МКАСП” незаконно.

Судебная коллегия считает указанные выводы суда правильными, соответствующими требования действующего законодательства, поскольку в соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Так же, суд пришел к выводу о недействительности кредитного договора N 3423 от 05.10.2009 г., заключенного между АКБ “МБРР” и П.Е., а также договоров поручительства между С.Д., С.Н.Н. N 3423/П-1 и N 3423/П-2 от 05.10.2009 г.

К таким выводам суд пришел исходя из того, что денежные средства, полученные по кредитному договору N 3423 от 05.10.2009 г., в полном объеме были зачислены на ранее открытый счет в погашение не существующей задолженности по кредитному договору N 59-П от 18.05.2007 г.

При указанных обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что при заключении кредитного договора N 3423 от 05.10.2009 г. П.Е. пребывала в заблуждении относительно своей ответственности по кредитному договору N 59-П от 18.05.2007 г., что и послужило основанием для заключения оспариваемого договора. Денежными средствами по кредитному договору N 3423 от 05.10.2009 г. не воспользовалась, в связи, с чем судом сделан вывод о том, что при отсутствии заблуждения, П.Е. кредитный договор N 3423 от 05.10.2009 г. с Банком не заключала бы.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу, основанному на комплексном анализе обстоятельств дела, и поведения сторон. Суд принял во внимание противоречащие действующему законодательству действия Банка, направленные на получение неосновательного обогащения путем заключения противоречащих закону дополнительного соглашения, договоров поручительства описанных выше, в условия прекращения обязательств со смертью заемщика, надлежащего исполнения обязательств его наследниками, и договора цессии указанного выше.

Придя к выводу об обоснованности требований П.Е., С.Д. и С.Н.Н., суд правомерно отказал в удовлетворении требований Банка и ООО “МКАСП”, поскольку удовлетворение иска П.Е., С.Д. и С.Н.Н. исключает удовлетворение требований Банка и ООО “МКАСП”.

Удовлетворяя исковые требования П.Е., С.Д. и С.Н.Н., суд с учетом положений ст. 100 ГПК взыскал с ответчиков в пользу П.Е. расходы на оплату услуг представителя в размере ***** рублей, по **** рублей с каждого.

Доводы кассационных жалоб не могут повлечь отмену судебного решения, поскольку сводятся к переоценке выводов суда первой инстанции, и основаны на неверном толковании норм материального права.

Судебная коллегия считает, что судом правильно определены юридически значимые по делу обстоятельства, дана надлежащая оценка доводам сторон, представленным доказательствам, верно применен материальный и процессуальный закон, оснований к отмене решения суда не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Ворошиловского районного суда г. Ростова-на-Дону 16.12.2011 г. оставить без изменения, кассационные жалобы АКБ “Московский банк Реконструкции и Развития”, ООО “Межколлекторское агентство по сбору платежей” – без удовлетворения.